Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

new

флэшмоб из ФБ от 14.8 - мои первые семь работ

7 первых работ?

1. Думаю, 92-й, летние каникулы. Пару раз по несколько часов заменяла маму и с разрешения младенцевых родителей бейбиситтерствовала то ли с одним, то ли с двумя мелкими детьми.

2. Пожалуй, 93-й, опять летние каникулы, и снова бейбиситтер, на этот раз основательнее и по времени, и по типу клиента. Подробнее про ангела по имени Яна - здесь:
http://zjablik.livejournal.com/496190.html?nc=13#comments

3. Кажется, параллельно пункту 2. Машинистка в местной Йокнеамской газетенке. Подробнее о редакторе газетенки и о самой работе здесь:
http://zjablik.livejournal.com/916109.html?nc=12#comments

4. Осенью 94-го, по окончании школы, мои бывшие классные руководители, как раз набиравшие себе на следующие три года (это была киббуцная школа-интернат недалеко от Йокнеама) класс из НААЛЕшников, попросили меня и мою подругу поработать их помощницами на первом этапе приёма детей. До армии у нас было несколько месяцев, и мы согласились. Это была, пожалуй, моя самая интересная работа. Поначалу мы много переводили - личные беседы классных с каждым учеником, классные часы, домашние задания. Пару раз в неделю сидели с ребятами по вечерам, давая классным возможность передохнуть. Болтали с ними, помогали с уроками, утешали, выслушивали. Почти всех их родители отправили в Израиль, буквально спасая от голода. Умнички, прошедшие серьезный отбор, - я смотрела на них и не могла себе представить, как можно уехать в другую страну одному, когда тебе 14 или 15. Некоторые потом вернулись, основная часть, насколько я знаю, осталась.

5. После армии, в 97-м, пока готовилась к повторной психометрии, опять пошла в машинистки, на сей раз в отдел повышения квалификации учителей в Хайфском отделении министерства образования. Информацию с рукописных справок с курсов повышения ея надо было заносить в допотопный комп. Я так резво выполнила и перевыполнила план, что коллеги, не привыкшие к таким скоростям, попросили меня сбавить темп, "а то нас всех отсюда уволят". Проработала там тоже несколько месяцев.

6. Летом 99-го, между вторым и третьим курсами универа, жила в Тель-Авиве у своего тогдашнего бойфренда и подрабатывала по уходу за стариками. Подробнее про моих старушек - здесь:
http://zjablik.livejournal.com/391406.html?nc=23#comments

7. После долгого перерыва, в 2003, попала на свою первую работу на полную ставку - в хайфской фирме по международным перевозкам. С месяц работала секретарем, а потом два года спецом по экспорту. Возили мы немного торговых грузов, но большей частью перевозили содержимое домов людей, отправляющихся на работу из и в Израиль, проще говоря, на релокейшн. У нас были контракты с крупными хайтековскими компаниями и с госконторами, но обращались к нам и частным образом. Местами было не скучно, а потом надоело.
new

В телевизоре есть пища для ума

Посмотрела я вчера документальный фильм о совместной арабо-еврейской школе и, честно говоря, нахожусь в некотором замешательстве.

С одной стороны, идея хорошая, потому что надо же с чего-то начинать, если надеяться на нормальные соседские отношения когда-нибудь в будущем (я здесь не о своих взглядах и не о реалистичности такой перспективы, а так, теоретически).

С другой стороны...

Сидят мальчишки девяти лет, еврейский мальчик говорит: "но мы же вырастем, пойдем в армию, и будем вынуждены убивать арабов". Арабский мальчик: "а, да?" Другой еврейский: "я выберу служить там, где не надо никого убивать!" Первый еврейский: "ты не сможешь выбирать, в армии все решает командир!" Другой арабский мальчик: "если ты пойдешь нас взрывать, то я приду к тебе домой и взорву твою голову!"

Двух близких подружек тоже лет десяти, арабку и еврейку, арабский папа везет в луна-парк, и после этого они втроем сидят и что-то жуют. Еврейская девочка спрашивает папашу:
- а что, ей (подружке) совсем нельзя ходить в гости к мальчикам?
- нет, ни в коем случае!
- совсем-совсем, никогда?
- до пяти лет можно, а теперь нельзя, никогда.
- а если она влюбится в мальчика, она сможет тебе об этом рассказать?
- как это влюбится? это запрещено, она не влюбится!
- как это можно запретить влюбляться? это же чувства, они просто есть!
- нет, это запрещено! если она мне такое скажет, я ее убью!
- ты ее убьешь??
- да!
И сидит ребенок, и думает, как такое может быть...

Накануне Дня Независимости две учительницы, еврейка и арабка, рассказывают о двух сторонах этого праздника, о том, почему для евреев это радостный день, а для арабов - грустный. Еврейская учительница спрашивает:
- еврейские дети, поднимите руку те, кто чувствует себя виноватым в том, что у арабов забрали землю и дома?
И поднимаются руки...
А потом, на перемене одну еврейскую девочку спрашивают об этом, и она говорит со слезами на глазах: "я плохо себя чувствую от этого. мне очень неприятно, когда об этом говорят в школе."

И вот думаю я, а не перебор ли это? При всех благих намерениях, нагружать всем этим таких мелких детей, - по-моему, чересчур. С другой стороны, воспитание уважения к чувствам, традициям и истории другого народа с детства и надо начинать.

А вы что думаете на эту тему? Ну, если попробовать абстрагироваться от политических взглядов.

Фильм, кстати, рекомендую, там еще много интересных моментов было, все не перескажешь.
new

а потом она уехала...

Самая мелкая в классе девочка, с внешностью серой мышки и мышиным же писклявым голоском. Классическая жертва агрессивно настроенной группы одноклассников. Учится весьма средненько, никакими талантами не наделена, но почему-то считает себя достойной особенного, хорошего отношения. Спасается от бойкотов и одинокого существования, уехав с родителями в другой город и проучившись здесь всего три года.

Самый младший в классе, хулиган и двоечник. Был бы двоечником и в табеле, если бы не мама, преподающая в параллельном классе. Но из учительской солидарности ему со скрипом натягивают тройки и переводят из класса в класс. Возможно, он бы и хулиганил гораздо больше, если бы не мать. Его всегда сажают за первую парту, чтобы был на виду у учителей. Те давно махнули на него рукой - сделать с ним что-либо все равно невозможно. Одноклассники его всерьез не воспринимают, разве что доведет кого-нибудь до белого каления. Впрочем, он знает, чутьем своим улавливает, кого можно доставать, а кого не стоит. Разумеется, в основом от него страдают малопопулярные личности.

Середнячок. Тот, о ком нельзя сказать ничего определенного. Учится плохо, дружит то там, то здесь. Не прочь напакостить, а иногда и подраться. Рыба-прилипала, держит нос по ветру, всегда знает, с кем сейчас выгоднее дружить. Люди соображающие им брезгуют, держатся от него подальше.

И еще одна серенькая мышка. Учится на троечки, сама окружающих заинтересовать ничем не может, да и не пытается - чаще всего молчит, рта не раскрывает. Застенчивая. Есть подозрение, что не пуста, а просто вещь в себе. Достучаться до нее либо очень трудно, либо невозможно. Дружит с аккуратной хорошисткой.

Аккуратная хорошистка на самом деле еле дотягивает до четверок по некоторым предметам. Когда всех уже начинают интересовать мальчики, ее, похоже, не интересует никто. Немногословна. В группе одноклассниц чаще стоит в сторонке и наблюдает за остальными, за что время от времени получает кличку "Шпионка". В начальной школе ходит с каре, позднее - с аккуратным хвостиком из абсолютно прямых недлинных волос.

Еще одна невысокого полета птица. Перемогается с серединки на половинку, но без особых усилий. Одним из первых начинает обращать внимание на девочек и, наверное, даже влюбляется. Во всяком случае, ходит вокруг второй серенькой мышки и явно с ней заигрывает. Кажется, она одна удостаивается быть названной им по имени. Она же в ответ смущенно улыбается и время от времени повторяет свое "отстань!" Впрочем, мало кто верит, что она действительно хочет, чтобы он от нее отстал. Парень скользкий, чем-то неуловимым не вызывает доверия.

Стерва. Ее старшая сестра учится в той же школе, а от нее самой веет какими-то запретными знаниями из взрослой жизни. Может, просто сестра встречается с юношей, и в доме нет тайн. Зла на язык, хотя и знает, когда и по отношению к кому применять это оружие. Против умных не попрет, даже если те не будут отвечать ей злословием. Учиться ей не интересно, и она не учится. Выплывает на неплохой памяти и умении рассказать хоть что-нибудь о чем угодно. Подпевала души компании.

Душа компании. Крепкая хорошистка, симпатичная, веселая заводила. Создает вокруг себя смешанную компанию в то время, когда большая часть класса еще и не помышляет о том, чтобы общаться с представителями противоположного пола. Охмуряет мальчишек на счет раз, видимо, не всегда отдавая себе в том отчет. Похоже, в этой компании происходят первые поцелуи, признания в любви, "измены", интриги и прочие страсти.

Интеллигентка. Бывшая лучшая подруга души компании. Одна из лучших учениц в классе. Защитница слабых и обиженных, борец за справедливость. За свой статус не боится - пользуется в классе устойчивым авторитетом. Подсказывает на контрольных, обсуждает с интересующимися книги и музыку, пишет рассказы и дает их читать всем, кто хочет. Получает положительные отзывы и просьбы о продолжении. Наблюдательна и слишком чувствительна, о чем, похоже, мало кто догадывается, кроме бывшей лучшей подруги.

Подруга интеллигентки. Хорошистка. Умница. В школе скучает. Она чуть полнее остальных девочек, за что огребает немало насмешек. Говорит правду в глаза, не смягчая, в связи с чем вступает в конфликт с классной руководительницей и разок сильно обижает интеллигентку. Та, к счастью, отходчива. Вещь в себе - то ли защищается от насмешек, то ли не умеет еще раскрыться.

Тетя Лошадь. Худая, некрасивая, самая высокая в классе девочка. Учится здесь не с начала, пришла классе в четвертом. Движения порывисты, резки, интонации грубые, иногда взрывается невеселым смехом. Мальчишек терпеть не может, называет их исключительно по фамилиям и разговаривает с издевкой. Учится хорошо, местами очень. Завидует интеллигентке и не любит ее, видимо осознает, что не дотягивает, но дотянуться не умеет. Себе на уме, близко почти никого не подпускает, разве что деревенскую девушку и художницу.

Деревенская девушка именно так и выглядит - с двумя жидкими выгоревше-русыми косичками, крепко сбитая, с простым русским лицом. В языке ее чувствуется то ли деревенский говорок, то ли остатки диалекта старшего поколения семьи. Акцент в английском, и так часто встречающийся у учеников, у нее просто невообразим. Постоянно, хоть и беззлобно, переругивается со своим соседом по парте, особенно оба любят передразнивать этот самый друг дружкин акцент, так как у каждого он свой. Неглубока, смешлива. Слабых защищает не из обостренного чувства справедливости, как интеллигентка, а просто из жалости. Хорошо разбирается в математике, на переменах объясняет ее заблудшим умам. Прирожденная учительница.

Художница. Одно время близкая подруга интеллигентки. Та издает классную стенгазету, художницу это тоже захватывает, и года на полтора это становится чуть ли не самым главным делом их жизни. У художницы прекрасные способности ко многим предметам и феноменальная память. Но она неряшлива и не особо старательна. Носит взрослую стрижку, мятые блузки и безвкусные кольца. Учителя ее не любят, а она от этого страдает и обижается. Учится чуть хуже, чем хорошо, видимо, внутреннего стимула не хватает. На уроках без конца рисует, и весьма талантливо. Как многие одаренные люди, не понята и одинока. Одноклассники тоже не устают прохаживаться на ее счет. Сильно привязывается к интеллигентке и, когда приходит время расстаться, теряет почву под ногами.

Красавчик. В начальной школе - любимчик всего класса, да и учительницы тоже. Неглуп, сообразителен, осознает свою привлекательность и пользуется ею. Как и весьма развитым чувством юмора. Со временем начинает терять свои позиции, когда выясняется, что на шутках, подмигиваниях и смазливом лице далеко не уедешь, а надо еще учиться и вообще что-то из себя представлять. Большая любовь стервы. Первый официальный парень души компании и, разумеется, ее сопровождающий. Одно время лучший друг скромняги.

Скромняга. Добрый, хороший парень. В отличие от остальных мальчишек, чувствует явные и подводные течения в классном обществе. Класса до пятого все еще гоняет на переменах по школьным коридорам, улепетывая от интеллигентки и ее подруг. Это они в догоняшки играют, а вообще они с интеллигенткой дружат, когда он освобождается от своей компании, той самой, созданной ее душой. Интеллигентка ему нравится, пожалуй, и он ей. Но с начала подростковости он влюблен в душу компании, хотя, наверное, и догадывается, что шансов у него нет никаких. Учится на четверки, хотя мог бы и лучше, но ленится. Помимо красавчика, в разные периоды дружит с непонятной личностью, тихоней и счастливчиком.

Collapse )
new

мемуаристое

Лет в семнадцать я решила, что пришла пора. Ближайшее окружение было со мной вполне согласно, и мама, памятуя о гроздьях соседских детишек, перманентно висевших на мне во времена моего сопливого владимирского детства, решила помочь найти летнюю подработку на ниве воспитания подрастающего поколения. Для начала мама нашла для меня ангела. Ангелом была нимфеточного вида голубоглазая блондинка семи лет. Звали ангела Яной, и в процессе знакомства её мама поглядывала на меня несколько настороженно. Ангел оказался с дефектом. Ангела боялись все окрестные дети - потому что она их била. От ангела отказались даже самые опытные йокнеамские бабушки-детосиделицы - она доводила их до сердечных приступов. Я до сих пор не понимаю, что подвигло её маму, прошедшую к тому времени все круги ада бабушек, вверить своё чадо субтильному подростку интеллигентного вида. Наверное, терять уже было нечего.

Тем не менее, зачатки педагогических способностей были вытащены на свет, очищены от многовековой пыли, остатки детской непосредственности подключены к делу, свеженькие школьные знания из области психологии развития обмозгованы с поправкой на ангельский характер, и мы с Яной буквально за пару дней нашли общий язык. Встречала она меня воплем "Вика идёт!", после чего мы неизменно пекли в микроволновке картофелину, чистили её, посыпали солью и ели руками под мультики. То есть ела её Яна, которая не соглашалась есть ничего другого. После ритуальной картофелины мультики выключались, и Яна начинала делать уроки. Она сидела на полу и писала в разложенной на диване тетради, или лежала рядом с этой тетрадью, или висела на потолке с той же тетрадью, или стояла с ней на голове. В конце концов, с подвыванием и стонами (меня бы тоже тошнило от таких уроков - этого я ей сказать не могла, но, возможно, она ощущала моё молчаливое сочувствие), задания были выполнены, и Яне полагался заслуженный отдых. Отдых заключался в том, что мы выходили во двор и играли там в догоняшки вдвоём, потому что окрестные бабушки берегли от Яны внуков и подопечных где-то за углом. Вдоволь наносившуюся Яну я сдавала возвращавшемуся с работы маминому другу.

Период моего первого воспитательного опыта был довольно короток - кажется, у меня кончились каникулы, и я стала возвращаться с учёбы слишком поздно, чтобы успевать развлекать ангелов между школой и приходом родителей. Через несколько месяцев, оказавшись в центре города в неурочное время, когда целая толпа ангелов прёт из своего учебного заведения по домам, сметая всё на своём пути, меня остановил вопль "Вика!!!", вырывавшийся из середины ангеловорота. Я обернулась и увидела, как ко мне на полной скорости несётся, махая крыльями рюкзаком, ангел Яна, с развевающимися на ветру блондинистыми локонами и нежным румянцем во всю щёку. Ангел объял меня грязными дланями, на минуту прижался к животу немытым ликом и немедленно унёсся дальше по своим ангельским делам... С тех пор ангелы мне не являются. Берегут, видно, психику.